thumbnail text
Олег Чухонцев

Театр поэзии / video

* * *
Ожесточенность и хандра.
Из дела выбился,
недорасчухался с утра
или не выспался.
И ноги вкривь, и мысли вкось,
кривится улица.
Хлебнуть рассолу бы, авось
все образуется.
Убожеств волчий аппетит,
статеек вырезки.
Глаза б не видели — тошнит
от каждой вывески.
Над этажами по табло
бегут известия.
И это — чье-то ремесло,
растет же, бестия.
Все строят инженеры душ
свои курятники.
Сидят на яйцах вроде клуш
дружки-стервятники.
Вон тот тверезый, как бревно,
а этот пьяница.
А в общем-то — не все ль равно,
какая разница!
Какой тут, к дьяволу, поэт
тоскою вызвенит:
— Уюта нет? Покоя нет? —
А если — жизни нет!
Да что, гори она огнем!
За синь звездастую —
рассолу бы — и рукавом,
и — благодарствую!