thumbnail text
Ганна Шевченко

Театр поэзии / video

Рассказ про Чарльза Буковски

Выхожу на улицу и рядом с рекламным щитом “Ecco”
вижу Чарльза Буковски, казалось бы, мертвого человека.
Идет себе, как живой, со свертком в левой руке,
а в правой держит золотой ключик, как бабочку на поводке.
В глазах — инсталляция конца света,
а в остальном — похож на свои портреты.
Кричу ему:
— Привет, Буковски! Куда идешь? Ай лав ю!
Он отвечает:
— Иду в “Букбери”, покупать свои интервью.
Потом прищурился, и говорит:
— Боже мой!
Ты в моем вкусе! Детка, идем со мной!
Отвечаю:
— Буковски, твою мать,
ты бы не выпендривался, а научил бы меня писать!
Он говорит:
— Не пиши лирику, про чаек над морем —
как они летают, каркают, и все такое...
Много думай, но мало пиши о душе.
Пиши про шлюх, бабников и алкашей.
Поменьше соплей и нравственных поучений...
А давай зайдем в бар, сядешь ко мне на колени,
я закажу дринк, ощупаю твою фигуру
и все расскажу про американскую литературу.
Но вдруг как загрохочет небо! Ветер как налетит!
И его как букашку вдавило в рекламный щит.
Теперь он стоит, улыбаясь, с ботинком “Ecco” в левой руке,
но в правой все так же держит ключик на поводке.
А я вот сижу, думаю о душе,
пишу рассказ о бабнике и алкаше.