thumbnail text
Монолог Аллы Демидовой «Вот речь моя» в спектакле «Электра»

Театр

Эпизод второй «Вот речь моя...» из спектакля «Электра».

Из дворца выходит Клитеместра в сопровождении прислужницы, несущей дары. Алла Демидова исполняет роль Электры.

Вот речь моя. Отца убила ты -

Сама сказала. Мыслимо ль признанье

Ужаснее - по правде ль ты убила

Его, иль нет? Но докажу тебе,

Что правды не было в твоем деянье,

Что ты злодея подчинилась ласке -

Того же, с кем и ныне ты живешь!

Спроси ловцов богиню Артемиду,

За что на нас прогневалась она

И ветров рать в Авлиде задержала.

Иль лучше я тебе скажу: ее

Ведь не потребуешь к ответу. Слушай!

Отец мой - так сказали мне - гуляя

В лесу богини, шумом ног своих

Спугнул пятнистого оленя; метким

Его он выстрелом убил - и слово

На радостях кичливое сказал.

За это гневом воспылала дева;

Ахейцев ждать заставила она,

Пока отец, в возмездие за зверя,

Свое дитя ей в дар не принесет.

Вот повод гибели ее; и в Трою,

И вспять домой был прегражден им путь.

Тогда отец под гнетом принужденья

И после долгой, тягостной борьбы

Заклал ее - не Менелая ради.

Но пусть права ты; пусть его хотел он

Возвысить. Что же? Неужели смерть

Он от тебя за это заслужил?

Где ты закон такой нашла? Смотри же!

Являя смертным приговор такой,

Пример расплаты за вину ты явишь.

Как будем друг за друга убивать мы -

Тебе по праву первой пасть придется.

Но нет; предлог тот вымышлен тобой.

Не то - скажи, какой отплаты ради

Погрязла в сраме ты таком? Зачем

Ты с кровопийцей-мужем делишь ложе,

С которым раньше ты отца сгубила?

Зачем детей ему рожаешь, - тех же,

Что в ложе чести рождены тобой,

Чужими почитаешь? Как за это

Тебя одобрить? Иль и тут ты скажешь,

Что мстишь за дочь? Постыдное признанье!

Позор, хотя б и дочери в угоду.

Врага-злодея мужем называть!

Да что! И слова не даешь сказать ты;

Всегда упрек я слышу, что на мать

Я клевещу. Меж тем, я госпожой

Скорей, не матерью тебя считаю.

Живу я, как раба; терплю обиды

И от тебя и от него, что другом

Твоим явился. Сын же твой, Орест,

С трудом руки твоей избегший, - в горе

Среди чужих изгнанником живет.

И за него корить меня ты любишь,

Что мстителем тебе его ращу.

Да я сама, коли б могла, отмстила!

Вот речь моя. Зови меня пред всеми

Дурной, бесстыдной, злоречивой, - пусть!

Когда такой воистину я стала, -

Что ж! матери я не срамлю своей.