Театр поэзии Аллы Демидовой


Сегодня снова вспомним Блока, театр и его Гамлета. Я напомню, в 1898 году в Боблове Блок играл Гамлета, Любовь Дмитриевна играла Офелию. И этот Гамлет, гамлетовская тема в его стихах ранних имеет очень большое значение. Вообще Блок работал над Гамлетом и читал в концертах монологи Гамлета. И Гамлет его теребил три года с 1898 года, он его не отпускал. Но начался другой век. И Блок это очень хорошо почувствовал. Новый век, писал позднее Блок, «сразу обнаружил свое лицо - новое и непохожее на лицо предыдущего» года. Блок писал «уже январь 1901 года, стоял под знаком совсем иным, чем декабрь 1900 года». Но это все-таки Блок почувствовал, это не все почувствовали. У Блока появились совершенно другие ритмы, но тема Гамлетовская, даже в поздних стихах... я тоже вспоминала их. Например, в 1915 году, вроде бы к Гамлету прямого отношения не имеет, но это гамлетовская тема:

Пусть я и жил, не любя,
Пусть я и клятвы нарушу, -
Все ты волнуешь мне душу,
Где бы ни встретил тебя!
О, эти дальние руки!
В тусклое это житье
Очарованье свое
Вносишь ты, даже в разлуке!
И в одиноком моем Доме,
пустом и холодном В сне,
никогда не свободном,
Снится мне брошенный дом.
Старые снятся минуты,
Старые снятся года...
Видно, уж так навсегда
Думы тобою замкнуты!
Кто бы ни звал - не хочу
На суетливую нежность
Я променять безнадежность -
И, замыкаясь, молчу.

Это все, вспоминая Гамлета, вспоминая Офелию, вспоминая начинающейся роман с Любовь Дмитриевной, вспоминая цикл прошедший «О прекрасной Даме», все это 1912-1915 года.