Театр поэзии Аллы Демидовой


Я должна вам открыть тайну: я к старости стала любить все больше и больше сказки. Читаю последнее время про волшебников толстые английские романы переводные и сказки. Я вам уже читала сказку Пушкина «О попе и работнике его Балде». И хочу поговорить сегодня о пушкинских сказках. Пушкин ведь стал писать очень рано эти сказки, они даже еще не назывались сказками, с 1814 года. И последнюю сказку в 1834 году он написал - «Сказку о золотом петушке». Написана в Болдинскую осень - 20 сентября. Она, кстати, была напечатана в 1835 году, но с вымарками, потому что Пушкин не мог оставить: «Ну, с царями плохо вздорить», или «царствуй лежа на боку». А написал он это в сказке, и я думаю ,что и саму сказку он написал, потому что он подал прошение об отставке. Но ему отказали. В общем, эта сказка о власти, и об отношениях с властью. Конечно, все это не могло печататься при жизни. Но и сейчас даже не об этом речь, а о том, как менялся язык пушкинский, как он находил свои сказки. В любом детстве эти сказки есть. Или от бабушек, или от нянюшек, или вообще в устном творчестве. Потому что тогда пели ямщики в пути. А, предположим, чтобы проехать из Петербурга в Москву, или из Москвы куда-то - это же надо несколько дней. Ямщики пели, во время работы тоже пели эти песни народные, в праздники пели, хороводы водили. На свадьбах пели, на зимних посиделках, даже я застала хороводы под Владимиром, когда «Бояре, а мы к вам пришли, молодые, а мы к вам пришли. А зачем вы пришли - мы невесту выбирать», и так далее. То есть оно не изменилось это народное творчество. Это стихи, народная поэзия - она всегда живет в детстве. И не скажу, что Пушкин, как бы начал переводить народную поэзию на свой язык. Так подражали народному творчеству и Сумароков, и Державин, и Радищев, и Дельвиг, и Жуковский и другие, другие, другие. Но они, как и ранний Пушкин, они только брали темы, сюжеты, имена и поэтому появлялись, например, Болва у раннего Пушкина и у Радищева тоже, кстати, тоже есть Болва. А это была старая сказка. Или, например, до 1825 года пушкиноведы разделяют пушкинские сказки, до 1825 года и дальше, до 1834 года. До 1825 года, как ранняя предтеча, иногда он писал баллады какие-то. Например три песни о Стеньке Разине. Это не сказка еще, но баллада. И одна из песен, кто-то из исследователей думал, когда потом уже после смерти Пушкина печатали, что это народное творчество. Нет, Пушкин услышал это и перевел в свою поэзию. Кстати, он записал ,что Стенька Разин – это единственное поэтическое лицо в русской истории, поэтому вот эти три песни остались. Или, например, две баллады - «Жених», тоже в 1825 году тоже у Пушкина, или «Утопленник» - в 1828 году. А вот это «Тятя, тятя, наши сети притащили мертвеца». Я , вообще, с детства все это знала, но думала, что это тоже такое народное творчество, я даже не подозревала, что это Пушкин. Но сказки, они были все-таки не в стихах. Эти сказки в стихи Пушкин, как роман в прозе перевел в стихи. Евгений Онегин – это роман в стихах. Так и сказки у него. Но он не сразу нащупал свой язык - постепенно. Сначала это только народные какие-то записки, потом он записал такую сказку «О медведихе». Она не законченная. Я вам ее прочту, потому что очень интересная. Абсолютно как бы самая народная у него, потом он постепенно стал находить свой язык. И появляются такие его знаменитые сказки – «Сказка о царе Салтане», «Сказка о рыбаке и рыбке», «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях», ну и так далее. То есть Пушкину, я так думаю, не надо было искать сюжеты даже для своих сказок, потому что, во-первых, Арина Родионовна в детстве. Недаром он к концу жизни, у него есть такая запись, в 1835 году, по-моему, вспоминая Арину Родионовну, она к тому времени уже умерла. Пушкин в черновом варианте в стихотворении «Вновь я посетил», у него есть, в черновом варианте, повторяю, у него нет в беловике:

Не буду вечером под шумом бури, внимать ее рассказам, затверженным из детства мной. Но все приятно сердцу, как песня давняя или страницы любимой старой книги, в коих знаем какое слово, где стоит.

Действительно знаешь сказки, и хочется их слушать, слушать и слушать.


Как весенней теплою порою
Из-под утренней белой зорюшки,
Что из лесу, из лесу из дремучего
Выходила медведиха
Со милыми детушками медвежатами
Погулять, посмотреть, себя показать.
Села медведиха под белой березою;
Стали медвежата промеж собой играть,
По муравушке валятися,
Боротися, кувыркатися.
Отколь ни возьмись мужик идет,
Он во руках несет рогатину,
А нож-то у него за поясом.