Театр поэзии Аллы Демидовой


Я вам сейчас прочитаю одно стихотворение, а вы попробуйте, догадайтесь, кто автор.
«Белое сияние»


В серый день у железной дороги
Низкорослые ветви висят.
Души мертвых стоят на пороге,
Время медленно падает в сад.
Где-то слышен на низкой плотине
Шум минут разлетевшихся в прах.
Солнце низко купается в тине,
Жизнь деревьев грустит на горах.
Осень. В белом сиянии неба
Все молчит, все устало, все ждет.
Только птица вздыхает без дела
В синих ветках с туманных высот.
Шум воды голоса заглушает,
Наклоняется берег к воде.
Замирает душа, отдыхает,
Забывает сама о себе.
Здесь привольнее думать уроду,
Здесь не видят, в мученьях, его.
Возвращается сердце в природу
И не хочет судить никого.


Это Борис Поплавский. У нас мало известный, а если и печатался, то отдельными стихами, и отдельными отрывками прозы, потому что весь его архив целиком был найден во Франции только в 1998 году. Это эмиграция, французская эмиграция. Мы знаем старших поэтов в эмиграции - Ходасевича, Гиппиус, Георгия Иванова, Одоевского, Бунина, наконец. Но мы мало знаем так называемых "молодых поэтов" 1920-1930-х годов. Например, Александр Гингер, у нас мало печатался, Сергей Шаршун, Юрий Одарченко – несколько стихотворений, но Борис Поплавский на слуху, потому что очень яркая была фигура сама по себе, не только как поэт, но и эссеист, и как критик, потому что вышел сейчас прекрасный трехтомник его, где в первом томе стихи, во втором - проза, а в третьем его дневники. Дневники и статьи, и письма. Например, Владислав Ходасевич говорил про Поплавского, что как «лирический поэт был одним из самых талантливых в эмиграции, пожалуй, даже самый талантливый», - говорил он.