Театр поэзии Аллы Демидовой


Мы сегодня вспомним Афанасия Фета - прекрасного поэта с очень сложной судьбой. Он писал: «Если спросят, как называются все страдания, все горести моей жизни?» Я им
отвечу: «Имя им Фет». Он всю жизнь боролся со своим именем Фет, потому что он был помещик Шиншин. Дело в том, что тайну своего рождения он хотел унести с собой в могилу. И поэтому, кода он умирал, он сказал своей жене: «Положи с собой в гроб то, что я сейчас написал» . Но, слава Богу, это осталось в архиве. Он описал, что его мать Шарлотта Фет была за мужем за адвокатом Фетом. Они жили в Германии. У них родилась дочь, сестра будущего поэта. Но в этот курортный город приехал русский помещик Шиншин, влюбился в Шарлотту Фет и увез ее беременную сыном в свое поместье в имение Новоселки, собственно, где они и жили. И вот с этого времени, когда родился Афанасий Фет, в 1820 году, начинается такая сложная судьба. По рождению, если он оставался Шиншиным, то он имел права русского дворянина. Но Церковь не признала его законное рождение, потому что отец его все-таки был Фет. И оставили ему фамилию Фет, без всяких привилегий. И эта потеря стала для А.Фета, в общем, каким-то рубиконом, который он хотел перейти.

Напрасно!
Куда ни взгляну я, встречаю везде неудачу,
И тягостно сердцу, что лгать я обязан всечасно;
Тебе улыбаюсь, а внутренно горько я плачу,
Напрасно.
Разлука!
Душа человека какие выносит мученья!
А часто на них намекнуть лишь достаточно звука.
Стою как безумный, еще не постиг выраженья:
Разлука.
Свиданье!
Разбей этот кубок: в нем капля надежды таится.
Она-то продлит и она-то усилит страданье,
И в жизни туманной всё будет обманчиво сниться
Свиданье.
Не нами
Бессилье изведано слов к выраженью желаний.
Безмолвные муки сказалися людям веками,
Но очередь наша, и кончится ряд испытаний
Не нами.
Но больно,
Что жребии жизни святым побужденьям враждебны;
В груди человека до них бы добраться довольно...
Нет! вырвать и бросить; те язвы, быть может, целебны,-
Но больно.