Театр поэзии Аллы Демидовой


Сегодня мы с вами вспомним очень хорошего поэта Георгия Иванова, с очень трудной судьбой, неоднозначной. И стихи тоже очень разные - ранние и поздние. Когда перед тобой лежит сборник стихов Иванова, довольно полно собранный, и когда читаешь его прозу, а проза у него очень интересная, и воспоминания, и романы, создается впечатление, что образ автора все время двоится, троится, он как бы не совпадает сам с собой. Потому что ранние стихи - стихи беспечного фланера, который гуляет по своему милому порочному Петербургу, как он пишет:


Иду средь низ, такой же, как они,
Развязен вид, и вовсе мне не дики.
Нескромный галстук, красные гвоздики
Приказываю глазу: «Подмигни».


А в 1930 году он совершенно уже другой. Может быть, эмиграция, не знаю.


Приближается звездная вечность,
Рассыпается пылью гранит,
Бесконечность, одна бесконечность,
В леденеющем мире звенит.
Это музыка миру прощает
То, что жизнь никогда не простит,
Это музыка путь освещает,
Где погибшее счастье летит.