Театр поэзии Аллы Демидовой


Я москвичка, родилась в Москве, все мои предки жили в Москве, очень люблю этот город. Но всегда вспоминаю, когда меня просят рассказать о Москве, вспоминаю один случай с художницей французской Виже Лебрён, которую пригласил еще император Павел, чтобы она написала картины с Воробьевых гор - вид на всю Москву. Она долго стояла на высоком берегу Москва-реки с палитрой в руках, смотрела на открывавшуюся перед ней панораму, потом бросила палитру и сказала: «Не смею». И я тоже не смею и загораживаюсь стихами. И о Москве, о своей любви расскажу вам чужими стихами. Я вам не буду читать стихи Кантемира, Ломоносова, Фонвизина, Сумарокова, Карамзина, потому что их очень трудно воспринимать ухом, их лучше читать глазами. Начну я от Пушкина, помните в «Евгении Онегине»?


Ах, братцы! Как я был доволен,
Когда церквей и колоколен,
Садов, чертогов полукруг
Открылся предо мною вдруг!
Как часто в горестной разлуке
В моей блуждающей судьбе,
Москва, я думал о тебе!
Москва... как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!
Вот, окружен своей дубравой,
Петровский замок. Мрачно он
Недавнею гордится славой.
Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля:
Нет, не пошла Москва моя
К нему с повинной головою.
Не праздник, не приемный дар,
Она готовила пожар
Нетерпеливому герою.
Отселе, в думу погружен,
Глядел на грозный пламень он.