thumbnail text
Игорь Царев

Театр поэзии / video

Вида серого, мятого и неброского,

Проходя вагоны походкой шаткою,

Попрошайка шпарит на память Бродского,

Утирая губы дырявой шапкою.

В нем стихов, наверное, тонны, залежи,

Да ему студентов учить бы в Принстоне!

Но мажором станешь не при вокзале же,

Не отчалишь в Принстон от этой пристани.

Бог послал за день только хвостик ливерной

И в глаза тоску вперемешку с немочью...

Свой карман ему на ладони вывернув,

Я нашел всего-то с червонец мелочью.

Он с утра, конечно же, принял лишнего,

И небрит, и профиля не медального –

Возлюби, попробуй, такого ближнего

И пойми, пожалуй, такого дальнего!

Вот идет он, пьяненький, в лысом валенке,

Намешав ерша, словно ртути к олову,

И, при всем при том, не такой и маленький,

Если целый мир уместился в голову.

Электричка мчится, качая креслица,

Контролеры лают, но не кусаются,

И вослед бродяге старухи крестятся:

Ты гляди, он пола-то не касается!..