thumbnail text
Алла Демидова о Юрии Погребничко

Video

"Вы знаете, я буду называть Юра Погребничко, потому что он тогда был Юра Погребничко, когда работал на Таганке и мы репетировали "Три сестры" и "Преступление и наказание". Практически "Три сестры" он сделал целиком спектакль и мне показалось, что это было новое прочтение Чехова, такое жесткое, в очень хороших декорациях железных, которые и звук железный издавался умывальниками, как в казармах бывает. На сценах были эти казармы, потому что он объединил жизнь казармы, маленькой какой-нибудь в парке выносной сцены, она в центре зала была, стулья, где сидели все участники спектакля и внизу маленький уютный уголок Прозоровых, где было пианино, на котором играл Андрей и над ним три стула для Ольги, Маши и Ирины. Я играла Машу. Мы очень долго репетировали, разбирали. Разбирали в комнате, хотя я не очень люблю комнатные разборы, скорее литературоведческие, нежели театральнические. Но с Юрой было приятно работать, он умный человек. И я понимала, что рядом с ним, а потом я узнала, что его друзья были художник и философ. Потому что в театре и вообще в профессии нашей театральной главное хорошая компания, идет подпитка не только талантом друг друга, но иногда и мыслями. Мы очень влюбленно работали. Когда же мы вышли на сцену, то Любимов стал смотреть нас, но у Любимова (я не в укор говорю), у него совершенно другой ритм жизни и другое мировосприятие"...